Специалисты подробно разобрали недостатки системы и предложили свои решения.

Суды призваны реализовать справедливое, беспристрастное и скорое разрешение споров, обеспечить восстановление нарушенных прав и законных интересов сторон, при необходимости применить к нарушителям санкции, установленные законом. Без независимой и компетентной судебной власти развитие и процветание государства остаются недостижимыми задачами.

Шавкат Мирзиёев неоднократно отмечал, что весомая часть обращений, поступающих от граждан в Народные приемные и Виртуальную приемную Президента Узбекистана, касается именно деятельности судов и судей. Это говорит о наличии в судебной системе противозаконных действий, фактов коррупции, безразличия к заботам людей, принятия нарушающих принцип справедливости решений.

Удовлетворены ли граждане и предприниматели качеством правосудия? На этот вопрос в целом можно дать утвердительный ответ. Только в 2021 году, несмотря на пандемию коронавируса и введенные ограничительные меры, суды рассмотрели примерно 755 тыс гражданских, экономических, административных и уголовных дел. И это без учета около 420 тыс административных дел.

Также есть специализированные административные судов, которые отвечают за разрешение споров с госорганами и их должностными лицами.

Тем не менее, состояние судебной власти в Узбекистане еще далеко от идеала. Так, в докладе специального докладчика ООН по вопросу о независимости судей и адвокатов по Узбекистану Диего Гарсия-Саян Совету ООН по правам человека отметил, что судебную систему Узбекистана пока нельзя считать независимой.

Аналогичный вывод делается Госдепартаментом США в отчете 2021 года по ситуации с соблюдением прав человека в Узбекистане: судебная система Узбекистана пока не является полностью самостоятельной и объективной.

В мировом Индексе верховенства закона также нет качественного продвижения Узбекистана на верхние позиции. В 2021 году страна заняла в этом рейтинге лишь 85-е место из 139. Так, по показателю «уголовное судопроизводство» — на 67-м месте, «гражданское судопроизводство» – на 78-м, а «защита основных прав» – на 109-м.

В последние годы решилась ключевая проблема, препятствовавшая созданию справедливой судебной системы — предоставление судейскому корпусу достойной оплаты труда. Сейчас любой начинающий судья районного звена имеет достойную зарплату, которая не только покрывает потребности средней семьи, но также достаточна для честного накопления сбережений и приобретения имущества.

Тем не менее, еще рано утверждать, что повышение доходов судей искоренило злоупотребления. Юристы в мантии продолжают пользоваться полномочиями в корыстных интересах.

После внедрения увеличенного срока полномочий судей в 2017 году, один из элементов оценки качества деятельности судей — степень отмены их решений вышестоящими судами резко потерял в воздействии на судей. Если ранее, судей при некачественности их работы, могли просто не переизбрать на очередной срок, сейчас этот механизм утратил свою актуальность.

В 2021 году в Верховный суд поступило 3571 жалоба и протест на решения нижестоящих административных судов. При этом 331 из этих дел — отменены, 8 решений — изменены Судебной коллегией по административным делам Верховного суда. Судебная коллегия по экономическим делам Верховного суда в кассационном порядке рассмотрела 1140 жалоб и протестов, из них отменила 397 решений нижестоящих судов и изменила 78 судебных решений.

Коллегия по гражданским делам Верховного Суда в кассационном порядке рассмотрела 3 252 дел, при этом отменила 542 решения нижестоящих судов и изменила 150 судебных решений.

В 2021 году Коллегия по уголовным делам Верховного суда в кассационном порядке рассмотрела 7004 уголовных дела в отношении 7560 лиц и отменила решения, вынесенные нижестоящими судами в отношении 1 574 лиц, изменила судебные решения, вынесенные в отношении 1 154 лиц.

По итогам года самой эффективной в Верховном суде была коллегия по уголовным делам, она отменила и изменила решения в 2 728 (39 %) из 7 004 дел.

Судебная коллегия по экономическим вопросам из 1140 дел отменила 475 (41,6%) решений судов низшей инстанции. Коллегия по гражданским делам из 3252 дел отменила и изменила решения судов низшей инстанции в 692 делах (21,3 %). Судебная коллегия по административным делам отменила и изменила решения судов низшей инстанции только в 339 случаях (9,5 %) из 3571 дел, рассмотренных в кассационном порядке.

Но проблема коррупциогенности некоторых решений судей, которые отменяются вышестоящими судами из-за очевидного неприменения судьей норм закона, при котором явную выгоду получает то или иное лицо, участвующее в процессе, все еще требует своего решения.

Для пресечения таких негативных тенденций нужно осуществлять организационно-правовые преобразования:

1. Конкретизация диспозиции статьи 231 Уголовного кодекса Республики Узбекистан. Согласно этой статье, вынесение заведомо неправосудного приговора, решения, определения или постановления наказывается лишением свободы до пяти лет. То же действие, повлекшее смерть человека или иные тяжкие последствия, наказывается лишением свободы от пяти до десяти лет.

Однако, по причине нечеткости диспозиции статьи 231 Уголовного кодекса, которая не позволяет определить, какие судебные акты следует квалифицировать в качестве «неправосудных», практически сведены к нулю возможности привлечения судьи к уголовной ответственности по данной статье.

Чтобы статья 231 наконец «заработала», ее следует изложить: «Вынесение неправосудного судебного акта, то есть заведомо неправильное применение в приговоре (решении, определении или постановлении) суда норм законодательства в пользу или в ущерб одной процессуальной стороны».

2. Внедрить процедуру «отложенного изучения» жалоб на судей.

Это означает принять следующий порядок рассмотрения Высшим судейским советом или квалификационной комиссией судей обращений на действия судьи:

  • отложение изучения по жалобе до окончания производства по делу;
  • истребование оконченного производством дела и изучение всех обстоятельств на предмет наличия в действиях судьи нарушений;
  • вынесение, при выявлении нарушений, решения о привлечении судьи к дисциплинарной ответственности или передача материала в правоохранительные органы для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

3. Установление порядка ежегодного обобщения и оценки показателей эффективности деятельности судей.

Высшему судейскому совету и квалификационным комиссиям судей следует применять жесткие меры к тем судьям, которые вынесли наибольшее количество отмененных и измененных судебных актов. При этом отмена решений не должна стать единственным критерием оценки. Давая оценку работе судьи, нужно также учитывать его вклад в развитие отраслевого законодательства и юридической доктрины (научную активность), нарушение процессуальных сроков, принятые меры по повышению своего профессионального уровня, общественную нагрузку.

При этом, эти четыре составляющие складываются из 10 индикаторов:

  • доступность и объективность (оценка дается пользователями судов);
  • процент рассмотренных дел от общего количества дел, поступивших в суд;
  • соблюдение процессуальных сроков;
  • продолжительность нахождения дел на рассмотрении (количество дней от подачи дела в суд до даты его рассмотрения);
  • надежность даты слушания дела, то есть количество назначений дат слушания дела при рассмотрении;
  • надежность и целостность материалов дел;
  • процент взысканных и переданных по назначению штрафов от общей суммы назначенных в конкретных делах денежных наказаний;
  • эффективность работы присяжных (начиная от отбора присяжных, достаточно квалифицированных и готовых войти в состав суда, выраженная как процент от общего количества потенциальных присяжных);
  • удовлетворенность работников судебного аппарата;
  • средняя стоимость рассмотрения одного дела, отдельно по типам дел (оценка экономического эффекта от инвестирования в новые технологии, переоснащение судебных помещений, подготовку работников аппарата или внедрение передового опыта).

4. Обеспечение транспарентности судебного процесса посредством исключения кулуарности при отправлении правосудия.

Не выполнены или выполнены некачественно меры по:

  • обязательной публикации решений судов в специальной базе данных (база на сегодняшний день создана, но действует, по сути, формально, в нее включается очень незначительное количество судебных актов);
  • разработке программного обеспечения аудио-видеофиксации судебных заседаний и электронного стенографирования (в отдельных судах оборудование аудио-видеофиксации судебных заседаний и электронного стенографирования внедрено, но, несмотря на начало реализации еще в 2017 году, еще не все судебные учреждения переоснащены);
  • обеспечению надлежащего функционирования ИКТ, информационных систем и программных продуктов судов.

Отдельного внимания заслуживает вопрос создания национальной системы электронного судопроизводства, в котором, несмотря на оказанную международную поддержку и освоенные затраты, есть недостатки:

  • они не ориентированы на потребителя, потому что изначально не создавались с учетом стандартов и не тестировались пользователями. В результате люди вынуждены пользоваться системами с усложненным поиском документов, ограниченным набором форматов, невозможностью прочтения многих текстов, частными сбоями и зависаниями;
  • информационные ресурсы систематически отключаются на период от нескольких часов до 1-2 дней. Это создает неудобства для пользователей, нарушает права физических и юридических лиц;
  • при использовании информационных продуктов не налажен системный контроль за работой технических работников судов, обеспечивающих функционирование ИКТ.

Можно реализовать меры по реальному внедрению в судебную деятельность современных технологий:

  • передать задачи администратора информационных систем судов от Верховного суда независимой от судебной власти организации («UZINFOCOM», «Центр управления проектами электронного правительства» и др.);
  • организовать стандартизацию информационных систем судов в целях обеспечения качественного предоставления информационных услуг;
  • наладить систему мониторинга функциональной стабильности информационных систем, предусмотрев наложение финансовых санкций за нарушения стандартов и качества информационных услуг.

5. Обеспечение открытости информации о деятельности судебной системы.

Системным решением стало бы принятие Закона «Об открытости деятельности и обеспечении доступа к информации о деятельности судов», обязывающего все судебные инстанции размещать в Интернете принятые решения (за обоснованными исключениями), а также возлагающего на Верховный суд регулярно публиковать развернутую судебную статистику.

6. Решение проблемы предвзятого правосудия требует устранения неформальных связей между судьями и участниками судопроизводства.

Отдельного внимания заслуживает институт председателя суда. Согласно закону, он руководит работой аппарата суда, заключает и прекращает трудовые договоры с работниками суда, выполняет представительские функции. Однако, председатели судов также выполняют целый ряд неформальных функций, суть которых сводится к контролю за деятельностью других судей. Фактически председатель выступает в роли «начальника судей», хотя по закону все судьи в Республике Узбекистан обладают единым статусом.

В этой связи, предлагается упразднить институт «зональных судей» и перейти к автоматическому распределению дел в апелляционной и кассационной инстанциях.

Для минимизации неформальных связей в судебной системе, необходимо ввести обязательный порядок взаимодействия адвокатов, нотариусов, государственных исполнителей и других представителей юридических профессий с судами исключительно через судебные информационные системы. Это сократит непроцессуальное общение с судьями и работниками судов, искоренит условия для коррупции и злоупотреблений.

7. Исключение необоснованных ограничений в судебной деятельности.

Яркий пример – правило об осуществлении звукозаписи судебного заседания участниками гражданского процесса только с разрешения судьи (статья 208 Гражданского процессуального кодекса Республики Узбекистан). Подобные ограничения отсутствуют в Кодексе об административном судопроизводстве (статья 143), Экономическом процессуальном кодексе Республики Узбекистан (статья 165). Пользуясь указанной нормой, судьи по гражданским делам в Узбекистане запрещают фиксировать на аудио ход судебного процесса.

Требуется предусмотреть в законе свободное осуществление в гражданском процессе аудиозаписи открытого судебного заседания. В последующем нужно тщательно изучить процессуальные кодексы на предмет отражения принципа гласности судебного разбирательства.

8. Предупреждение чрезмерной нагрузки на судей

Судебная нагрузка должна быть такой, чтобы суды могли соблюдать стандарты справедливого судебного разбирательства и доступа к правосудию. Однако, наши судьи на протяжении многих лет изо дня в день рассматривают чрезмерно большое количество дел.

Реализация всех этих предложений будет способствовать повышению качества отправления правосудия, исключению многих коррупционных факторов и рисков в судебно-правовой сфере. С тем, чтобы суды Узбекистана действительно превратились в «обитель справедливости».

Инициаторам проводимых реформ в судебно-правовой сфере следует задуматься над вышеизложенными проблемами и предложениями.


А. Расулев
д.ю.н., профессор

Б. Исмаилов
д.ю.н., профессор

О. Тошев
начальник отдела Исследовательского
института правовой политики при Минюст